+38 095-21-33-915
+38 050-01-43-423
Учебный центр SAR
Для физических лиц:
+38 097-80-80-884
+38 095-022-911-9
Предприятиям и организациям:
"Диабетик на Молдаванке". Рассказ курсанта
Автор статьи - наш курсант Вадим Гарелин
Как известно, если у нас проводятся какие-нибудь полезные дорожные, трубо-прокладывающие или кабеле-откапывающие работы, то в яме с лопатой будет корячиться кто-то один. В особо трудоспособной бригаде ему ещё один будет вяло помогать. Остальные будут задумчиво курить в сторонке, сплёвывать сквозь оставшиеся зубы и степенно переругиваться.

Подобный расклад верен и для прочих ситуаций. Мчали неделю тому назад с братом по Молдаванке. Увидев скопление граждан, остановились посмотреть. Оказалось, пожилому мужчине сделалось плохо. Держась за сердце, он сидел на ступенях столовой, удерживаемый полицейским за плечо. И только громко стонал. Второй сотрудник в -надцатый, видимо, раз звонил в Скорую. У обоих стражей порядка лица были сосредоточенно-растерянные, а у 15 обступивших их прохожих — напряженно-ожидающие.

Тут дед красиво захрипел и завалился на спину. Никто ничего не предпринял. Ну, мы, конечно, с братом, шелестя плащами супергероев, подлетели, положили деда нормально и послушали дыхание, как завещал великий Nikita Karpenko. Тот дышал, но как-то без огонька.

— Тащи дефибриллятор, может пригодится! — обратился брат к одному из сотрудников, пока я, согласно наставлениям вышеупомянутого Никиты, переворачивал дедушку на бок.

— Ой, а я не знаю, что у меня там есть, в машине, — издалека начал полицейский, — может, я вам всю аптечку принесу?

— Ну, неси, — согласился мой брат, внимательно на него посмотрев.

И сам сходил к себе в машину за обратным клапаном на тот случай, если мне придётся вдыхать в деда живительный кислород.

Однако пострадавший не дал нам возможность потренировать под треск собственных рёбер наши навыки реанимации. Пришёл в себя — а он на боку лежит. А перед ним — я на асфальте расположился! Закричал старик. То ли плохо так, то ли всё-таки моя рожа не пришлась ему по душе.

Начали разговаривать. Узнали, как его зовут и где живёт.

Один из полицейских, делая паузы в тех местах, где должны быть матюги, говорил кому-то в телефон:

— Да где эта... скорая? Ты... спроси у них! Да я б его... уже бы до этой... больницы сам довёз, пока они... едут!

В это время брат, поднаторевших в спасении страждущих, поинтересовался у старика, чем тот болеет из патологий. Тот сначала стеснялся, но когда мы спросили нет ли у него, скажем, сахарного диабета, дедушка радостно закивал. Есть, мол, очень сахарный! Узнали, что свою норму инсулина он с утра уже принял.

— А водку? — спросил мой брат, проницательно прищурившись.— Водку ты сегодня пил?

— Да. Пил, — сознался дедуган, подав из положения лежа знак рукой, мол, оч-чень хорошая водка, полезная.

— А закусывал чем?

— Картошечкой! — энергично ответил диабетик, снова махнув ладонью, мол, отличная закуска, нажористая.

— Ну ты и дурак, хоть и седой, — резюмировал брательник.

Вот умеют люди отдыхать! Честное слово, мне даже завидно немного. Одни рады поглазеть, бросив насущные дела, на драматическую ситуацию, обещающую щекотание в нервах, а другие — жрут сахар наперекор смерти.

А ведь у них дети, и каждый в своём роде — педагог. С такими не пропадём, это я вам точно говорю.

P.S. Относительно скорая помощь таки прибыла и морщила носы. Но супротив моего напора не попрёшь — затолкал им пострадавшего в машину. Аккуратно, как учили на курсах перегрузили деда на носилки и адьё! Махали, обнявшись с благодарными полицейскими, вослед давно не стиранными платками.

От-такая приключилась.
Понравилась статья? Расскажите друзьям!